• Армянский пер. д.9/1/1 стр. 1
  • с 10:00 до 19:00 (вых. Среда)
  • +7(495)507-24-97
  • +7(495)771-04-33
Союз психологов-консультантов и психотерапевтов

Союз психологов-консультантов и психотерапевтов

Научно-практические конференции благотворительные и просветительские программы

Приглашаем принять участие в шестой международной научно-практической конференции

ПСИХОПРОФИЛАКТИКА, РЕАБИЛИТАЦИЯ И ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЕ

21 и 22 декабря 2019 г.

Подробнее

Арт-конкурс на лучшие авторские работы с профессиональной тематикой

Подробнее

Грудинская Татьяна Владимировна,

психолог-консультант,

Москва (Россия)

Установление эффективной коммуникации с мужчиной с учетом знания его ведущей репрезентативной системы

Известная поговорка гласит: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок».  Однако история показывает нам, что все не так просто. Женщины, которых боготворили знаменитые мужчины, не всегда умели готовить. Например, Гала – жена и муза Сальвадора Дали, Екатерина I – вторая жена Петра I, Наталья Гончарова – жена А.С. Пушкина, Влади – жена В.С. Высоцкого и др. Изучению проблемы установления эффективной коммуникации с мужчиной, ставящей своей целью понять его взгляды, чувства и мнения, с помощью знаний NLP, посвящена данная статья.

NLP (нейролингвистическое программирование) – недавно сформировавшаяся отрасль психологии (в середине 1970-х гг.). Согласно данному походу, установление эффективной коммуникации с мужчиной возможно на трех уровнях: 1) нейро – принимать во внимание особенности мышления и восприятия (зрения, слуха, тактильных ощуще­ний, вкуса и обоняния); 2) лингвистическом – применительно к его языковым моделям; 3) программирования с надлежащим учетом способа, при помо­щи которого он организовывает свое мышление, включая чувства и убеждения.

Цель эффективной коммуникации с мужчиной - установить взаимопонимание, взаимосвязь, взаимоподдержку. Этому будет способствовать подстройка - гиб­кость общения, убедительная для того, чтобы войти в принад­лежащую этому мужчине модель окружающего мира. В этом женщине может помочь знание возможностей, которые предоставляет знание того, как мужчина воспринимает и перерабатывает получаемую из внешнего мира информацию, т.е. какую репрезентативную систему он использует для этого.

Традиционно выделяют три репрезентативные системы - визуальную (в основе восприятия - зрительные образы), аудиальную (опирающаяся, в основном, на слуховой канал информации), кинестетическую (содержащую в основе обонятельно-осязательный канал информации) [1], [5]. Кроме основных репрезентативных систем, выделяют дополнительные: аудиально-тональную (заострение внимания на звуки и тональные последовательности), аудиально-дигитальную (акцентирование на словах), дискретную (вычленение субъективно-логического осмысления человеком сигналов, полученных по основным каналам – визуальному, аудиальному, кинестетическому).

Несмотря на выделение 6 репрезентативных систем в различных источниках, в научно-учебных источниках упоминаются 3 или 4 ведущие репрезентативные системы [2]. Вместе с тем, одни из основоположников становления NLP как науки, Гриндер Д. и Делозье Д. полагают, что дискретная репрезентативная система, ориентированная на смысл, содержание, важность и функциональность, не должна рассматриваться в качестве репрезентативной системы, т.к. входящие сигналы уже прошли первичную обработку [4].

Опираясь на тот факт, что методика определения ведущей репрезентативной системы БИАС-тест Lewis В.А., Pucelik F. (1982 г.) включает 4 из них – аудиальную, визуальную, кинестетическую и дискретную, в своем исследовании мы рассмотрели данные репрезентативные системы. Согласно результатам, проведенных в зарубежных исследованиях, репрезентативная система мужчин включает: визуальную (53%), аудиальную (23%), кинестетическую (13%), смешанную (11%) [5]. Между тем, результаты отечественных исследований показывают, что распределение ведущей репрезентативной системы мужчин располагается следующим образом: дискретная – 38%, кинестетическая – 27%, визуальная – 21%, аудиальная – 14% [3].

Таким образом, можно сделать общий вывод о том, что у мужчин ведущей репрезентативной системой является дискретная, основанная на логическом анализе информации, полученной от визуальной, кинестетической и аудиальной систем. Обусловлено это тем фактом, что уровень мышления у них является левополушарным, т.е. отмечается преобладание логики над чувствами, выстраивание алгоритма действий, оперирование фактами, ориентирование на прогнозирование будущих состояний.

Следовательно, женщине, чтобы быть услышанной и понятой мужчиной, необходимо использовать словосочетания, которые стимулируют логический анализ фраз: «Если размышлять логически…», «Как ты считаешь…», «Как видно из фактов…», «Принимая в расчет…» и т.п. Эффективно будет восхищение интеллектом, заслуженными успехами мужчины. При этом скандалы, бездоказательные обвинения могут привести к разрушению отношений с мужчиной-дискретом.

Определить мужчину-дискрета можно по употребляемым им типичным фразам и оборотам (предикатам): «Я думаю…», «Следуя фактам…», «Практический результат…», «Выяснить ситуацию…», «Вы, несомненно, правы…», «Интересно…» и т.п. Выявить можно и по голосу, который у него монотонный, лишенный эмоциональных оттенков. Мужчинам-дискретам характерно неглубокое, поверхностное дыхание, избегает прикосновений.  Взгляд - в лоб или над собеседником.

Поскольку дискретная репрезентативная система задействует вкусовые и обонятельные рецепторы, к данному типу мужчин применима поговорка: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок».

Следующий часто встречающийся вид ведущей репрезентативной системы - мужчины-кинестетики, воспринимающие окружающий мир через чувства. Поскольку не всегда удается их скрыть, эти чувства можно выявить по взгляду: мужчина-кинестетик часто смотрит вниз или в сторону. Жестикуляция, как правило, ниже пояса. Воспринимая действительность через тактильные ощущения, мужчина-кинестетик большое внимание уделяет комфортной одежде, массажу, водным процедурам. Предпочитает говорить медленно, с длинными паузами. Интонация голоса пониженная. Характерно глубокое низкое дыхание внизу живота. Определить их также можно по словосочетаниям, отражающим осязание: «Бесчувственный человек…», «Нужно поторопиться…», «Меня раздражает…», «Для меня является удобным…», «Я почувствовал…» и т.п.

Поскольку ведущим сенсорным каналом у кинестетиков выступает осязательный, то выявить мужчину-кинестетика можно и по частоте прикосновения: если ему нравится женщина, то он будет стараться как можно чаще прикасаться к ней, используя поглаживание, поправление ее одежды и т.п.

Установлению эффективной коммуникации с мужчиной-кинестетиком будут способствовать расслабляющий массаж, частые ласковые прикосновения, приятные запахи, предикаты: «С тобой очень комфортно», «Ты чувствуешь, как я тебя люблю?», «Ты очень ласковый и нежный», «Ты мне очень близкий человек».

Ввиду того, что кинестетическая репрезентативная система задействует осязательные рецепторы, к данному типу мужчин также применима поговорка: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок».

Далее рассмотрим следующую репрезентативную систему. У 21% мужчин в качестве ведущей репрезентативной системы выступает визуальная, т.е. они воспринимают окружающий мир через зрительные образы. Здесь также уместно вспомнить другую поговорку: «Мужчина любит глазами», т.к. это в полной мере относится к мужчине-визуалу.

Мужчина-визуал при общении, как правило, смотрит в глаза и требует этого от женщины. Может обвинить ее в том, что она его не слушает, т.к. не смотрит на него. Употребляет в речи словосочетания: «Я вижу, что ты правильно рассуждаешь», «В этом ты, очевидно, права», «Я вижу в твоих словах истину». Мужчина-визуал не терпит прикосновений и, тем более, объятий. Жесты на уровне лица, горизонтальны, направлены от себя. Определить мужчину-визуала также можно по высокому голосу, ускоренному темпу речи. В семье мужчины-визуалы любят играть главенствующую роль.

При установлении эффективной коммуникации с мужчиной-визуалом, женщине необходимо соответствовать тем зрительным канонам красоты, которые установлены им лично, т.е. это могут быть и стандартные 90х60х90, и нестандартные, спортивный или романтический стиль в одежде и т.п. При разговоре смотреть мужчине в глаза. Учитывать тот факт, что он болезненно воспринимает отрицательный ответ на вопрос: «нет». Уместно применение предикатов: «Посмотри на эту ситуацию…», «Представь себе…», «Это красиво…» и т.п.

Далее рассмотрим редко встречаемую среди мужчин ведущую репрезентативную систему – аудиальную, опирающуяся на слуховой канал информации. Часто не смотрит в глаза, т.к. вслушивается в слова. Тон голоса мелодичный, чистый, резонирующий и вибрирующий. Жесты в основном находятся на уровне груди. Часто употребляемые словосочетания: «Слово за слово…», «Пропускать мимо ушей…», «Держать язык за зубами…» и т.п.

При установлении эффективной коммуникации с мужчиной-аудиалом, нельзя прерывать его речь, т.к. он замолчит и не будет поддерживать контакт. Эффективны будут предикаты: «У тебя красивый голос…», «Мне понравилось сказанное тобой…», «Мы с тобой живем в гармонии…» и т.п.

Итак, у большинства мужчин преобладает дискретная или кинестетическая репрезентативные системы. Поэтому поговорка «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок», относится к данной категории мужчин. Однако к каждому пятому относится поговорка «Мужчина любит глазами», а к каждому пятому, как не парадоксально звучит: «Мужчина любит ушами». Следовательно, женщине для установления эффективной коммуникации с мужчиной необходимо, выявив его ведущую репрезентативную систему, использовать пристройку, включая предикаты, знание психологических особенностей каждой репрезентативной системы.

Список литературы:

1) Адлер Г. НЛП: современные психотехнологии. СПб.: Питер, 2001.

2) Боденхамер Б., Холл М. НЛП-практик: полный сертификационный курс. Учебник магии НЛП. СПб.: ЕВРОЗНАК, 2003.

3) Бондаренко Т.А. Использование сотрудниками органов внутренних дел современной технологии NLP в профессиональном общении // Вестник Дальневосточного юридического института МВД РФ. 2003. № 2 (5).

4) Гриндер Д., Делозье Д. Черепахи до самого низа. Предпосылки личностной гениальности. М.: Наука, 1987.

5) О'Коннор Д., Сеймор Д. Введение в нейролингвистическое программирование. Новейшая психология личного мастерства. Челябинск: Версия, 1997.

(С) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции "Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение" 19-20 декабря 2015 года.

Рычева Гульнара Фритовна,

психолог-консультант,

Москва (Россия)

Взаимосвязь кризиса трех лет и сепарации подросткового периода

Актуальность данной темы обусловлена возросшим вниманием к понятию сепарации в современной психологии, недостаточной практической исследованностью этого процесса в контексте взаимосвязи определенных моделей воспитания, жизненных позиций, взглядов и установок воспитывающих и последующей успешной социализацией человека в обществе. Вопрос сепарации различных возрастных периодов, особенно юношеского и периода младенчества, хорошо исследован в трудах специалистов в области психологии, психотерапии, психиатрии и психоанализа (З. Фрейд; А. Фрейд, М. Малер, 1973; Кон И.С., 1979; Фельдштейн Д.И., 2004; Блос П, 1961, 1979; Дж. Хоффман, 1984; А.Я. Варга, 2009; Сытько Т.И., 2014; О.Е. Дергачева, 2005; Поскребышева Н.Н., 2010; М. Эриксон, 1968, Лебединский, 1990, Печникова, 2000, и др.). [5] Все специалисты, исследуя разные вопросы, связанные с сепарацией, индивидуацией, взрослением, привязанностью, в той или иной степени сходятся во мнении, что эти процессы оказывают влияние практически на все сферы жизни человека.

Психологи отмечают необходимость исследований в области сепарации, так как выявлено, что у многих одиноких людей, и людей, находящихся в неудовлетворяющих их конфликтных отношениях, причины их неразрешающихся вопросов лежат в плоскости не начатой или затянувшейся сепарации от родителей. В результате анализа, практических исследований и наблюдений, были отмечены определенные методы и способы воздействия на ребенка в процессе воспитания в семьях, где у родителей имелась осознанная или неосознанная заинтересованность «не отпускать ребенка», раскрыты «выгоды» родителей.  В данной научно-практической статье освещены некоторые из таких методов, а также описаны «выгоды».

В статье исследована взаимосвязь методов и способов воспитания и успешной сепарации - индивидуации, освещены возрастные периоды, связанные с процессом сепарации - индивидуации, предположена прямая взаимосвязь между кризисом трех лет и последующим процессом сепарации в юношеском возрасте. Также в статье раскрываются последствия затянувшегося процесса сепарации, описаны характеристики взрослой личности, модели поведения, свидетельствующие о незавершенности процесса; обосновывается идея о том, что процесс сепарации напрямую влияет на успешность человека в обществе, раскрываются проблемы, препятствующие естественной сепарации.

Целью данной статьи является привлечение внимания общества к проблеме сепарации, раскрытие последствий воспитания, направленного на «удержание» ребенка как можно дольше в «родительском гнезде», призыв взрослых, совершеннолетних людей, имеющих сложности в устройстве личной жизни, имеющих конфликты в существующих партнерских, родительско-детских и детско-родительских отношениях, сложности с трудоустройством, проанализировать свою степень сепарированности от референтных, значимых лиц в окружении, как правило родителей. В большей степени эта статья будет полезна замотивированным взрослым, как родителям, вставшим на путь полного рефрейминга своего жизненного пути, так и повзрослевшим детям, которые сталкиваются с проблемами при достижении своих целей в разных областях жизни по причине несепарированности.

Сепарация в переводе с латинского означает отделение, разделение. В психологии данный термин может использоваться для обозначения таких процессов как взросление и постепенное отделение от родителей и других значимых лиц, понятие сепарации тесно связано с понятием индивидуации.

Индивидуация – одно из основных понятий аналитической психологии К.Г. Юнга, означающее процесс становления личности, такого психологического развития ее, при котором реализуются индивидуальные задатки и уникальные особенности человека. [7]

Среди многих мнений, исследований специалистов по вопросам сепарации, особый интерес вызывают исследования психолога Дж.Хоффмана, который выделил типы сепарации на пути к окончательной взрослости. [11]

  1. Эмоциональная сепарация - уменьшение зависимости от родительского одобрения или неодобрения.
  2. Аттитюдная сепарация - позволение себе перестать оценивать себя и все окружающее родительскими оценками, рассуждать в родительских категориях. Свое мнение весомее, потому что основано на собственном опыте.
  3. Функциональная сепарация - умение обеспечивать себя и существовать физически отдельно от родительской семьи.
  4. Конфликтная сепарация - способность не чувствовать внутренний дискомфорт от того, что отделился от родителей, от того, что не уделяешь им свое время и внимание, умение жить своей жизнью без чувства вины.

Если все этапы сепарации, по мнению психолога Дж.Хоффмана, пройдены успешно, то такой взрослый:

  • нравится противоположному полу,
  • социально и финансово полностью автономен от родителей,
  • активно взаимодействует с социумом и успешен в профессии, в бизнесе.

Психолог Дж.Хоффман, исходя из собственного опыта работы, выделил три ключевые проблемные сферы, которые имеются почти у каждого несепарированного взрослого, они являются своего рода показателями, свидетельствующими о незавершенности процесса сепарации.

1) Проблемы в отношениях, в том числе с противоположным полом [11]. Было выявлено, что часто причиной невозможности встретить человека для создания семьи или выстроить гармоничные отношения с противоположным полом является его несепарированность от родителей, а точнее черты личности, образ мышления, образ жизни, которые присущи такому человеку, и способы взаимодействия с окружающими, к которым привык как он, так и его близкие. Такой человек, даже будучи взрослым, не в состоянии принять на себя ответственность за свои поступки, он постоянно нуждается в поддержке и одобрении кого-либо из окружения, при принятии решения такой человек будет советоваться со многими людьми и делать выбор основываясь не на собственных желаниях, а на чьих-то мнениях. В какие отношения вступает такой человек? Как правило, в зависимые, он может вступать в отношения, где он будет выполнять роль беспомощного, зависимого, не имеющего своего мнения, слабого звена, а его партнер роль авторитарного, гиперопекающего, диктующего свою волю, возможно даже тирана. А в дальнейшем любая «жертва» может переквалифицироваться в «тирана». Сложно определить подобные отношения гармоничными, равными, основанными на уважении, любви, понимании.

В людях с неразрешенными проблемами в области сепарации, наблюдается инфантилизм, отсутствие желания жить самостоятельно, отсутствие веры в себя и свои силы, обвинение в своих неудачах окружающих, либо наоборот излишнее самокопание, все это характеристики человека с заниженной самооценкой, не знающего своего истинного я, своих потребностей, желаний и возможностей. Женщины могут искать себе мужчин «готовых», финансово обеспеченных, идеальных, они будут желать, чтобы мужчина взял на себя решение их проблем. Несепарированные мужчины и женщины могут жить с родителями, либо будучи в отношениях ставить родителей в приоритет. Мужчины могут выстраивать отношения с партнером таким образом, что женщины признают, что их муж, ведет себя как их ребенок, порой несамостоятельно и безответственно. Как правило и самих женщин подобная «связка» устраивает, так как они, скорее всего, скопировали и выполняют роль «опекающей мамочки» из своей семьи. Все это может приводить к конфликтам в отношениях.

2) Проблемы в родительско-детских и детско-родительских отношениях [11].  Психологами выявлено, что незавершенная или неначатая собственная сепарация может являться причиной конфликтов в родительско-детских и детско-родительских отношениях.

Выросшие «дети» сами могут не осознавать, в связи с чем их начинают раздражать родители; как правило, при детальном анализе, может обнаружиться гиперопека со стороны родителей, излишнее вмешательство в жизнь выросших и желающих быть самостоятельными детей. Подобное поведение взрослых является признаком затянувшегося процесса сепарации. Как правило, данное поведение родителей во многом обусловлено их нежеланием признать, что их дети уже выросли и их необходимо «отпустить», позволить им жить своей жизнью. Психолог Гиппенрейтер Ю.Б. считает, что важно для детей накапливать опыт собственных решений и даже неудач [4]. Излишнее вмешательство может проявляется постоянными звонками, требованиями или просьбами об ответных звонках, просьбами или требованиями отчетов о местонахождении, привлечением к выполнению совместных домашних дел, обязательными сборами на территории родителей без особых причин. Родители могут просить или требовать внимания к себе или проявлять излишнее внимание детям. Повзрослевшим детям тоже необходимо обращать внимание, живут ли они своей жизнью, либо выполняют пожелания и указания родителей. Конечно, кардинальные варианты «порвал все отношения, не даю знать о себе знать» тоже не норма, необходимо найти «золотую середину» между самостоятельной, независимой жизнью и сохранением теплых эмоциональных связей с предыдущим поколением [5].

А.Я. Варга в контексте системной семейной психотерапии выявила показатель успешно пройденной сепарации - это изменение взаимоотношений и выход на такой уровень, где родители и взрослые дети остаются в близких, родственных взаимоотношениях, любят друг друга, но это не отношения ребенка и родителя, а отношения взрослых людей без эмоциональной зависимости [2], основанные на равноправии и уважении интересов друг друга.

3) Проблемы в сфере профессии, бизнеса и денег [11]. При детальном изучении вопроса, были выявлены определенные черты личности и способы поведения, мешающие несепарированному человеку реализовывать себя и свои таланты – это нежелание брать на себя ответственность, постоянное бессознательное чувство вины, зависимость от оценок окружающих, низкая самооценка, отсутствие собственных опор и своего мнения, непонимание своих истинных желаний, потребностей и возможностей и другие характеристики. Таким людям сложно занимать руководящие позиции, так как ответственность их тяготит, они оказываются неспособными к конструктивному диалогу, часто их принижают в коллективе, не уважают, с их мнением не считаются, в первую очередь они сами от этого страдают, при этом такие люди могут быть очень исполнительны, много работать.

Когда же самое время для сепарации? В какие важные периоды жизни необходимо и дать те самые опоры для успешной сепарации в последующем?

В психологии основным и самым главным для человека этапом сепарации считается возраст 16-19 лет, в это период подросток становится самостоятельным и переходит во взрослую жизнь, со всеми вытекающими правами и обязанностями. И это подразумевает его готовность к взрослой жизни. На практике - и многие семьи это доказывают - процесс сепарации либо очень затягивается, либо не может начаться. Многие психологи сходятся во мнении, что процесс сепарации, как индивидуация, более ранний процесс и начинается он с момента рождения ребенка и происходит естественным путем, по мере приобретения ребенком навыков, умений, обретения внутренней уверенности и индивидуации. Венский педиатр и детский психоаналитик Маргарет Малер в своей теории сепарации-индивидуации [12] «термином сепарация, или разделение, обозначает процесс, в ходе которого младенец постепенно формирует внутрипсихическую репрезентацию самого себя, отличную и отделенную от репрезентации его матери. Речь идет не о физическом, пространственном отделении от родителей или о разрыве межличностных отношений, а о развитии внутреннего чувства возможности нормального и полноценного психического функционирования независимо от матери. Индивидуация означает усилия маленького ребенка по построению собственной уникальной идентичности, восприятию своих индивидуальных характеристик, восприятию самого себя как отличающегося от всех других людей» [6]. Всю свою жизнь ребенок от рождения учится самостоятельной жизни, путем передачи детям от взрослых навыков общения, передвижения, чтения, изложения и отображения информации, самостоятельного мышления и других навыков. Весь этот багаж знаний и умений передается от взрослого ребенку для того, чтобы, когда придет время, человек смог жить самостоятельно. Окончательная сепарация происходит в подростковом возрасте. В идеале она должна произойти в этом возрасте для благополучия самого сепарированного и его родителей, то есть для того, чтобы сын или дочь успешно создали свои семьи, реализовались в профессиональном плане, а родители были спокойны за будущее своих чад.

Если рассматривать развитие ребенка, а затем подростка от рождения до достижения им совершеннолетия, исходя из его естественного развития и зная, в каком возрасте закладываются те или иные его навыки и как в связи с этим развивается его внутренняя картина восприятия мира и самоощущения, можно понять многие причины, которые привели человека к ситуации затянувшегося процесса сепарации.

Психологами установлено, что на протяжении всей жизни в ребенке, а затем в подростке закладываются как фундамент основы его будущей жизни и самостоятельности, и если какой-либо период прожит травматично или воспитание было на протяжении всей жизни некорректно, то конечно это повлияет на мировосприятие человека, наградит личность определенными характеристиками и будет влиять на процесс сепарации.

Важными этапами жизни, в нашем случае влияющими именно на сепарацию, так же их называют кризисами, являются: кризис 3-х лет, его так же называют периодом жизни «Я-сам» и подростковый период (15-19 лет).        «Знаменитый кризис трех лет впервые был описан Эльзой Келер в работе "О личности трехлетнего ребенка". Ею были выделены несколько важных симптомов этого кризиса: негативизм, упрямство, строптивость, своеволие, обесценивание, протест-бунт, деспотизм.

Западноевропейские авторы выделяют в кризисных явлениях негативные моменты: ребенок уходит, отстраняется от взрослых, рвет социальные связи, которые его раньше объединяли со взрослым. Л. С. Выготский подчеркивал, что такая интерпретация неправильна.  Ребенок пытается установить новые, более высокие формы отношений с окружающими. Как считал Д. Б. Эльконин, кризис трех лет - это кризис социальных отношений, а всякий кризис отношений есть кризис выделения своего "Я".

Кризис трех лет представляет собой ломку взаимоотношений, которые существовали до сих пор между ребенком и взрослым. К концу раннего возраста возникает тенденция к самостоятельной деятельности, которая знаменует собой то, что взрослые больше не закрыты для ребенка предметом и способом действия с ним, а как бы впервые раскрываются перед ним, выступают как носители образцов действий и отношений в окружающем мире. Феномен "Я сам" означает не только возникновение внешне заметной самостоятельности, но и одновременно отделение ребенка от взрослого человека. В результате такого отделения взрослые как бы впервые возникают в мире детской жизни. Мир детской жизни из мира, ограниченного предметами, превращается в мир взрослых людей.

Перестройка отношений возможна только в том случае, если происходит отделение ребенка от взрослого человека. Вышеперечисленные симптомы поведения ребенка являются явными признаки такого отделения» [10].

В возрасте 3 лет ребенок начинает проявлять самостоятельность, но не чувствует адекватно своих возможностей, он чувствует потребность к действиям и желание сделать что-либо самостоятельно, как правило, наблюдая за окружающими и имея сильную потребность повторить это самому. При этом он отказывается от помощи окружающих, так устроена психика и природа ребенка, это естественный процесс, а что могут делать родители? Видя желание ребенка, так же они видят его возможности, понимают, что его опыт меньше их, но при этом забывают, что и сами когда-либо не умели и вот таким образом учились. Часто родители пресекают на корню попытки ребенка сделать что-либо самостоятельно, опережая его или просто ставя запрет. За подобным поведением может стоять боязнь, что он сделает что-нибудь не так, незнание и неверие в силы ребенка, элементарная некомпетентность и неграмотность в сфере воспитания, отсутствие терпения в ожидании получения результата, ведь ребенок будет делать все дольше, собственные страхи и установки и другие причины, о которых подробнее будет рассказано чуть позже. Часто родители таким образом утверждаются на детях. В этот период между родителем и ребенком может наблюдаться следующая картина, взрослый вступают в спор с ребенком, и вместо поддержки и нейтрального отношения к происходящему, ждет, когда же ребенок ошибется, чтобы тут же доказать свою правоту, тем самым показать ребенку, что он без них не может и, видимо, не сможет. Со стороны, данная ситуация выглядит совершенно нелепо, взрослый самостоятельный человек забывает, что перед ним маленький ребенок, которого надо учить и наставлять, которому необходимо объяснять, как и что надо делать, а не вступать с ним в конфликт, отнестись по-отечески, со снисхождением и пониманием. К подобному поведению может добавляться словесная манипуляция: «вот вырастешь, и будешь делать, как хочешь, а сейчас делай, как я скажу…», «я же тебе говорила, что ты не сможешь…», «ну кто так делает, вот как надо…» и т.д.

Какие последствия возникают у детей, которым не давали проявлять свое «я» естественно, пресекали на корню волю ребенка, утверждались на ребенке, манипулировали? Чем опасно такое поведение родителей?

У ребенка в дальнейшем может сформироваться инфантилизм, излишняя зависимость от значимых людей, неумение самостоятельно решать проблемы, его личность будет передавлена и ему будет очень сложно проявлять себя, человек будет сомневаться в себе, может сформироваться неверие в собственные силы и другие последствия. Такие дети обычно очень послушны и с виду кажутся идеальными детьми, но это для окружающих, так как своя личность ребенка может быть задавлена.

Многие психологи сходятся во мнении, о важности правильного общения с ребенком в кризисный период. Доктор психологических наук профессор Т.Д. Марцинковская, раскрывая важность кризиса трех лет и, ссылаясь на работы М. Эриксона, Д.Б. Эльконина, Л.И. Божович и других психологов, дает следующие рекомендации: «Окружающим надо помнить, что представление о себе, первая самооценка детей в это время является на самом деле интериоризованной оценкой взрослого. Поэтому постоянные замечания, игнорирование пусть даже не всегда успешных попыток детей сделать что-то самостоятельно, недооценка их стараний могут привести уже в этом возрасте к неуверенности в себе, снижению притязаний на успех в осуществляемой деятельности. Об этом говорил и Э. Эриксон, доказывая, что в этом возрасте у детей формируется чувство самостоятельности, автономности, либо, при неблагоприятном направлении развития, чувство зависимости от него. Доминирование одного из двух вариантов связано, по его мнению, с тем, как взрослые реагируют на первые попытки ребенка добиться самостоятельности. В какой-то степени описание этой стадии у Эриксона коррелирует с описанием формирования новообразования "я-сам" в отечественной психологии. Так, в исследованиях Д.Б. Эльконина, Л.И. Божович и других психологов подчеркивалось, что к концу раннего детства у детей появляются первые представления о себе как о личности, отличающейся от других самостоятельностью собственных действий. В это же время у детей появляются первые признаки негативизма, упрямства и агрессии, которые являются симптомами кризиса 3 лет. Это один из самых значимых и эмоционально насыщенных кризисов в онтогенезе. Фиксация на негативном этапе этого кризиса, препятствия, которые возникают при формировании самостоятельности, активности детей (высокая степень опеки - гиперопека, авторитарность, высокие требования и критика со стороны взрослых), не только препятствуют нормальному развитию самосознания и самооценки детей, но и приводят к тому, что негативизм, упрямство, агрессия, так же, как и тревога, отгороженность, становятся устойчивыми свойствами личности. Эти качества, естественно, влияют на все виды деятельности детей: и на их общение с окружающими, и на их учебу, и могут привести к серьезным отклонениям в младшем школьном и, особенно, подростковом возрасте» [9].

В дальнейшем, в подростковом и взрослом возрасте, такие люди часто попадают в зависимые отношения, они выбирают себе авторитарных партнеров, часто терпят унижения, ими пользуются, но так как для них сложно проявлять свое я, свое мнение, волю и самостоятельность, изменить они ничего не могут, для них это становится нормой. Таким людям, еще в детстве как правило были даны установки: «меня любят только тогда, когда я делаю как мне говорят», «другие знают лучше», «у меня не получится», если брать градацию позиций Эрика Берна, то человек, как правило, будет в позиции: «Я не ОК, ты ОК» [8], как правило эти установки не осознаются и движут поведением человека на протяжении всей жизни. Эрик Берн в своей теории трансактного анализа описал, как ребенок уже в детстве принимает определенные сценарные решения, которые подкрепляются родителями. Теория сценария была разработана Эриком Берном и его коллегами, особенно Клодом Стайнером (Steiner, 1966), в середине 60-х годов ХХ века [8]. Что движет родителями, дающими такие установки и способствующими деструктивному сценарию? Как правило, их собственные установки и сценарии, полученные от предков и подкрепленные значимыми людьми, их собственные травмы. В таких родителях может сочетаться авторитаризм, не терпящий непослушания по отношению к более слабым и зависимым от него и зависимость от мнения окружающих, отсутствие собственного мнения, наличие значимых людей в окружении, то есть все характеристики несепарированного взрослого.

А как же правильно воспитывать ребенка и проживать кризис 3-х лет сознательным родителям? Каждому родителю необходимо знать, что ребенку свойственно в этом возрасте все делать наоборот и противоречить воле и желаниям взрослых, так закладываются кирпичики его собственного «Я». Психологи рекомендуют понимать, что происходит; не ломать «Я» ребенка; находить сферы деятельности, доступные для его возможностей, где ребенок может проявить самостоятельность без ущерба для него и окружающих; относиться с уважением к пожеланиям и стремлениям ребенка, при этом оставаясь добрым наставником, наблюдателем, родителем, всегда готовым помочь ребенку, объяснить, проявить терпение, подбодрить и при необходимости объяснить, как теперь все можно исправить, если что-то пошло не так. Конечно ребенок еще не понимает своих истинных возможностей и его самостоятельность может распространяться на сферы, опасные для его жизни и здоровья, например, он еще не может самостоятельно переходить дорогу или отрезать ножом еду, но это и не повод лишать его самостоятельности навсегда, здесь и должен проявиться опыт и знания взрослого родителя, допускается строгость, но не переходящая в унижение. Когда реакции взрослых адекватны поступкам детей, например, если вы видите, что ребенок бежит на проезжую часть и резко останавливаете его, может даже прикрикнув или слегка шлепнув, вами движет любовь, забота, ваши действия адекватны поведению ребенка, это не травмирует ребенка, так он учится понимать, что можно, а что нельзя. Рассмотрим, для примера, ситуацию, когда ребенок в магазине хочет игрушку, а родители устали, у них нет денег или просто считают, что это лишнее для него; взрослый начинает раздражаться на ребенка, у него нет сил объяснять, почему он сейчас не может купить игрушку, да и вообще родитель может считать, что ребенок не поймет, зачем тратить время на поиск правильного способа доведения информации, и подобная ситуация может закончится рукоприкладством. Подобное поведение родителей неадекватно ситуации. Психолог Гиппернейтер Ю.Б. считает, что ««проблемные», «трудные», «непослушные» и «невозможные» дети, так же, как дети «с комплексами», «забитые» или «несчастные» – всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье» [3].  Родителям, в первую очередь, необходимо уважать потребности ребенка, признавать права ребенка на собственные желания, отличные от желаний и потребностей взрослых. Признавать и уважать желание ребенка далеко от потакания всем его капризам. Если родитель строит свое общение с ребенком изначально на принципах уважения, адекватного реагирования на ситуации, любви и заботы, то ребенок это будет чувствовать, и многих проблем можно будет избежать; и сам взрослый будет приятно удивлен, как гармонично развивается ребенок.    В идеале такое отношение от родителей должно исходить постоянно, в кризисные моменты для этого необходимо бывает больше времени и сил, так как вопрос наиболее актуален для становления личности ребенка, в кризисные периоды все внутренние усилия направлены на перестройку взаимоотношений, на формирование собственного "Я" ребенка, на формирование и подкрепление собственного мнения и собственной значимости в этом мире. Взаимосвязь между грамотным поведением родителей в переходные (кризисные) периоды жизни ребенка и самоощущением, реализацией, успешностью человека в целом во взрослой, самостоятельной жизни велика и логична, но на сегодняшний день недостаточно исследована практически.

Психологи рекомендуют родителям, сталкивающимся с трудноразрешимыми проблемами в воспитании, обратить свои силы и внимание на стиль общения в семье. «Мировая практика психологической помощи детям и их родителям показала, что даже очень трудные проблемы воспитания вполне разрешимы, если удается восстановить благоприятный стиль общения в семье. Основные черты этого стиля определились в результате огромной работы психологов-гуманистов, теоретиков и практиков. Один из основателей гуманистической психологии – известный американский психолог Карл Роджерс – назвал его «личностно центрированным», то есть ставящим в центр внимания личность того человека, с которым ты сейчас общаешься» [3].

Гуманистический подход к человеку и человеческим взаимоотношениям Карл Роджерс противопоставляет авторитарному стилю воспитания детей, который долгое время бытовал в наших школах и семьях. «Гуманизм в воспитании основан прежде всего на понимании ребенка – его нужд и потребностей, на знании закономерностей его роста и развития его личности» [3].

Таким образом, влияние именно кризиса трех лет на последующую сепарацию обусловлено симптоматикой поведения ребенка, характерными изменениями взаимоотношений между ребенком и родителями, внутренними потребностями подрастающего индивида, особенностью психического развития ребенка в данный возрастной этап.

Рассмотрим примеры поведения взрослых с детьми, направленные на затруднение процесса сепарации, а также выгоды родителей.

Например, мать имеет высокую степень тревожности, имеет свои собственные страхи, в связи с этим постоянно водит ребенка за руку, запрещает ему передвигаться самостоятельно, постоянно тревожась, чтобы ничего не случилось. Ребенок, учится от взрослых, в том числе не вербально, «слышит» ее состояние, и у него может сформироваться установка «ходить без мамы, быть самостоятельным опасно».

Следующий пример: родители постоянно ссорятся, ребенок выступает посредником в общении между конфликтующими сторонами, родители передают ответственность за сохранение семьи ребенку и дают ему понять, как вербально, так и не вербально, что без него семья распадётся. Ребенок любит обоих родителей, он хочет сохранить семью и принимает бессознательное решение всегда быть рядом с родителями.

Следующий пример: мать одна воспитывает ребенка, с отцом ребенка отношения плохие, новые отношения построить не удалось. Мать все силы вкладывает в ребенка, в образование, воспитание, в другие сферы его жизни. Когда приходит время отделяться взрослому ребенку, у родителя возникает обида на ребенка: «она столько в него вложила, а он даже не звонит…», у ребенка возникает чувство вины перед родителем, которое не дает ему начать жить своей жизнь и т.д. 

Родители, как правило, не осознают последствия своих эмоциональных состояний, реакций, своих чувств и других состояний на психику ребенка. Взрослые осознающие свои чувства и эмоции, более гармоничны в личностном плане, более успешны во многих сферах своей жизни, в том числе в сфере воспитания детей.

Было выявлено, что родители имеют определенные выгоды от несамостоятельности ребенка. Выделяют следующие желания и стремления родителей, как правило, они не осознаются и не признаются ими:

- Родители хотят продолжать диктовать свою волю ребенку. Таким родителям обычно сложно признать чужое мнение, они глубоко убеждены, что знают лучше и очень нетерпимы к мнению и ошибкам других, в том числе своих детей.

- Родители хотят быть востребованными. Такой родитель может быть не реализован в личном плане, не иметь работу или быть недовольным тем, чем занимается; у таких родителей могут не складываться отношения с собственным партнером и фокус восполнения потребности «быть нужным» переносится на детей.

- Родители, не признающие естественных возрастных изменений, не умеющие принимать свой возраст, факт взросления и последующего старения. Такие родители могут видеть в детях «конкурентов», ревностно относиться к их жизненной энергии и молодости.

- Родители, не хотящие изменений. Подобная ригидность обычно присуща неблагополучным семьям, одиноким матерям, семьям с виду благополучным, но на деле имеющим проблемы в отношениях между супругами, часто ребенок выступает связующим звеном, посредником между родителями. Часто можно услышать из уст таких родителей: «мы живем только ради детей». Одинокий родитель заглушает одиночество при помощи ребенка.

- Родители, движимые страхами и тревожностью. Например, страх оказаться ненужными, когда ребенок станет самостоятельным или страх одиночества. Родители могут быть движимы необоснованной тревогой, переживать о том, чего еще не произошло.

В теории семейных систем поведение родителей, направленное на создание препятствий естественной сепарации, объясняется законом гомеостаза, который гласит: всякая система стремится к постоянству, к стабильности. И если ребенок в системе выполняет роль связующего звена между родителями или произошла смена ролей, например, на сына возложили обязанности ушедшего отца, то закон гомеостаза будет работать на удержание такого члена семьи в привычных рамках, иначе необходимо заново выстраивать отношения, учиться жить по-новому, переходить на новые стадии взаимоотношений, разрешать конфликты, как личностные, так и межличностные, а как это делать членам системы не известно.

Каким образом родители формируют установки, в последующим препятствующие сепарации и естественному взрослению? Вербально и не вербально, путем запретов и разрешений, действий и бездействий, на деле и в жизни это может выражаться на следующих примерах.

Свое мнение и свою волю легче всего навязать человеку со слабой волей, безотказному, не умеющему говорить «нет», не имеющему своего мнения, не знающему себя, для этого родители могут всячески занижать способности ребенка, обесценивать его труд, формировать установку, что всем нужно уступать, что желания других важнее. Например, мать может отдавать лучший кусок другому ребенку, сравнивать своего ребенка с другими, не в пользу своего ребенка, восхищаться другими детьми и ставить их в пример собственному ребенку, занижая его достоинство. Родители могут быть недовольны результатами труда ребенка, поведением ребенка, вместо поддержки и похвалы могут указывать на недостатки. Допустим, если ребенок сделал что-то плохое, обязательно наказывать, если ребенок сделал что-то хорошее, то относиться к этому как само собой разумеющемуся и не поощрять за это ребенка.

Повзрослевшему ребенку, не чувствующему в себе силы0 и опоры для самостоятельной жизни, совершенно не хочется уходить из-под опеки родителей, потому что у него отсутствует уверенность в своих силах, он может это не признавать, но именно так себя ощущать. Столкнувшись с проблемами, он действительно чувствует свое бессилие и автоматически подтверждается установка от родителей, в том, что он беспомощен, слаб и нежизнеспособен. Такие дети часто болеют, потому что именно тогда на них обращают внимание, дарят им любовь, заботу, внимание, делают подарки, а в остальное время относятся нейтрально либо плохо. Появляется «вторичная выгода» от болезни: «Когда я болею, на меня обращают внимание, меня любят. И теперь, чтобы обратить на себя внимание или получить желаемое, нужно заболеть». Родители таких детей могут активно опекать ребенка во время болезни, а ребенку в здоровом состоянии не уделять должного внимания и заботы.

Если родители не объясняют, как можно преодолевать трудности и добиваться своего, не показывают на собственном примере, при этом позволяя ребенку ошибаться и перекладывают всю вину за ошибки на ребенка, оставляя без поддержки и возможности изменить ситуацию, ребенок в дальнейшем использует негативный опыт как единственный возможный, и у него может пропасть желание повторить свои действия снова после первой неудачи. Это может приводить к проблемам в сфере целеполагания и проявляться как нежелание или неумение ставить цели и добиваться своего.  Во взрослой жизни, где человеку ежедневно приходится разрешать проблемы, ставить и достигать различные цели, учиться новому, трудиться и постоянно развиваться, проблемы в сфере целеполагания могут стать тормозящей силой в развитии и создать массу проблем в разных сферах.

Для того чтобы ребенку было комфортнее дома, с родителями, необходимо таким образом воспитать чадо, чтобы у него не ладились отношения со сверстниками, с противоположным полом. Для этого достаточно не объяснять ребенку необходимость договариваться, не учить защищаться адекватными способами, не рассказывать, что все люди разные, не учить разбираться в людях. То есть здесь родителю «свобода для творчества» - он может при первом конфликте ребенка с внешним миром, дать установку: «мир враждебен, только мы тебя понимаем».

Подросток, не знающий своих сильных и слабых сторон, слабо представляющий, чем хочет заниматься, часто теряется во внешнем мире, не может поступить в желаемое учебное заведение, дезориентирован в профессии. Задача родителей утвердить ребенка, помочь увидеть подростку свои сильные стороны и определить сферы для работы над недостаточно развитыми сторонами личности. На практике родитель может пренебрегать этой своей обязанностью, либо выполнять ее неграмотно, что приводит к заниженной или завышенной самооценке подростка, к неуверенности или самоуверенности и как следствие, к конфликтам, нестабильности, неуспешности, отсутствию должной сепарации.

Родитель может использовать следующие слова и высказывания для достижения своей цели «не отпускать ребенка от себя»: «Вот вырастешь и покинешь нас (меня)…» при этом имеется подтекст «и мы (я) будем (буду) несчастны (несчастен)…» у ребенка сразу формируется чувство вины, ведь он любит своих родителей и не хочет, чтобы они страдали, и здесь может неосознанно принять решение никогда не покидать своих родителей.

Могут быть прямые унижения личности с претензией: «Ну почему ты у нас (меня) такой (такая) глупый (-ая), не самостоятельный (-ая), несобранный (-ая), безответственный (-ая), «мямля», не можешь за себя постоять, конфликтный (-ая), необязательный (-ая)» и т.д. По какой-то причине родители считают, что если они будут указывать своему ребенку на недостатки, то он от них избавится. Практика разбора причинно-следственных связей, показала, что такая форма воспитания не работает, во что мы вкладываем энергию, то и развиваем, а мысли и слова - это первооснова нашего энергетического вложения.

Вышеописанные примеры не являются исчерпывающими, существует достаточное количество вариантов и способов понизить самооценку, сделать ребенка несамостоятельным и неспособным самостоятельно разрешать ситуации, вселить в него неуверенность и выбить естественные опоры, каждый пример требует отдельного разбора и тщательного исследования.

Семейные психологи, изучая причинно-следственные связи поведения членов семьи, выявили системность многих поведенческих процессов, передачу установок, сценарных решений, стилей поведения и других факторов из поколения в поколение.

В различных взаимоотношениях, выстраиваемых взрослым человеком в своей жизни, могут наблюдаться повторяющиеся паттерны взаимоотношений, полученные им из предыдущего поколения. Анализ взаимоотношений собственных родителей, бабушек и дедушек хорошо иллюстрирует наличие повторяющихся закономерностей в поведении, реакциях и способах взаимодействия, переданных предыдущими поколениями будущим. Исследованиями в этой сфере занимались такие специалисты в области семейной системной психотерапии как Мюррей Боуэн, А.Я. Варга, К. Бейкер. «Анализируя семейные истории в так называемом первичном треугольнике (мама, папа, ребенок) и семейные генограммы, Мюррей Боуэн пришел к некоторым интересным выводам: он заметил, что существуют определенные стереотипы взаимоотношений, которые повторяются и воспроизводятся в поколениях. Этот процесс он назвал «межпоколенческой передачей», в сочетании с пятью другими элементами этот процесс представляет основной костяк теории семейных систем Мюррея Боуэна [1]. Это фундаментальная системная теория, описывающая функционирование эмоциональных процессов, происходящих в семье. На большом клиническом материале Мюррей Боуэн показал, по каким законам происходит выбор брачного партнера, что будет влиять на жизнь в браке, как порядок рождения детей в семье и социальная ситуация жизни семьи в момент рождения ребенка определяют его воспитание и функционирование и в родительской, и в своей семье.

М. Боуэн разрабатывал теорию дифференциации [1], идею о связи поколений, о передаче паттернов функционирования от одного поколения к другому. Этот взгляд разделяют все системные психотерапевты. Мюррей Боуэн был пионером семейной психотерапии». [2]

Таким образом, причины поведения родителей, могут лежать в области системных семейных взаимоотношений, психологи рекомендуют рассматривать любое поведение человека через призму повторяющихся паттернов взаимоотношений из поколения в поколение. При выявлении деструктивных паттернов рекомендуется работа по трансформации их в позитивные.

Выявлено, что установки, сценарные решения, форма поведения и взаимоотношений становятся семейной традицией и могут передаваться неосознанно, как само собой разумеющееся, из поколения в поколение.

После выхода на осознание факта наличия деструктивных установок, сценарных решений и формирования нового паттерна поведения и самоощущения, ситуация меняется, качество жизни человека улучшается.

Наличие несепарированности может совершенно не осознаваться человеком, у него просто могут не складываться отношения с противоположным полом, человека могут преследовать неудачи с устройством на работу, он просто может не работать без причин, либо с причинами, у него могут быть конфликты с родителями и с собственными детьми. Родителям, дети которых не могут устроить свою личную жизнь, устроится на работу или имеющим постоянные проблемы на работе, также необходимо проанализировать, сепарирован ли их ребенок. Если в семье несколько детей, то какие-то могут быть вполне успешны, а какие-то нет - это тоже может свидетельствовать, что какого-то из детей «отпускать» не хотят.  В особой зоне риска находятся члены неблагополучных семей, где один или оба родителя страдают алкогольной зависимостью, а также неполные семьи.

Из вышеизложенного можно выделить основные факторы, влияющие на успешный процесс сепарации:

- правильное, грамотное воспитание в течении всей жизни и особенно в кризисные периоды;

- отсутствие у родителей личной заинтересованности (выгод) в «удерживании» ребенка в родительской семье;

- отсутствие «установок», созданных родителями или даже несколькими поколениями и переданных потомкам, направленных на неосознанное принятие решений «не создавать семью», «не покидать родителей» и других решений, прямо или косвенно влияющих на становление самостоятельной, успешной, независимой, целостной, уверенной в себе личности.

Эмпирических исследований вопроса сепарации на сегодняшний день недостаточно в психологии, в связи с чем имеется большой потенциал для дальнейшего изучения и исследований. Факторы, влияющие на сепарацию, могут затрагивать несколько поколений в семейной системе, и работа по разрешению возникших последствий, должна идти на нескольких уровнях: работа с личностью, работа в сфере взаимоотношений, работа с установками и сценарными решениями.

Психологами отмечено, что с замотивированным клиентом при наличии у него неразрешенных вопросов, связанных с сепарацией, хорошо работают техники трансактного анализа Эрика Берна, техники системной семейной психотерапии, генносоциограмма, сказкотерапия, техники психосинтеза и Эриксоновского гипноза, кукольные расстановки, телесно-ориентированная терапия и другие техники, помогающие человеку обрести себя, переработать жизненные установки, проработать травмы, научиться новому паттерну поведения. Для диагностики хорошо подходят проективные техники (генносоциограмма, рисунок на тему «Моя семья»), опросники и др.

Список литературы:

1) См.: Бейкер К., Варга А.Я. Теория семейных систем Мюррея Боуэна. - М.: Когито-центр, 2005.

2) См: Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию. М.: Когито- Центр, 2009.

3) Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как?. - М.: ЧеРо,Сфера, 2003.

4) См.: Гиппенрейтер Ю.Б. Проведение ребенка в руках родителей. - М.: АСТ, 2014.

5) См.: Дитюк А.А. Психологическое содержание понятия «сепарация»: история изучения и близкие понятия // Современные проблемы психологии семьи: феномены, методы, концепции. Вып.7. - МО.: СВИВТ, 2013. - С. 49-59.

6) Змановская Е.В. Современный психоанализ. Теория и практика. - СПб.: Питер, 2011.

7) Лейбин В.М. Словарь – справочник по психоанализу. - М.: АСТ, 2010.

8) Малкина-Пых И.Г. Техники транзактного анализа и психосинтеза. - М.: ЭксмоМосква, 2004.

9) Марциновская Т.Д. Детская практическая психология. - М.: Гардарики, 2000.

10) Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. - М.: Российское педагогическое агентство, 1996.

11) См.: Hoffman, J. A. (1984). Psychological separation of late adolescents from their parents. Journal of Counseling Psychology, 31, pp.170–178.

12. См.:  Mahler M. (1971) A study of the separation-individuation process and its possible application to borderline phenomena in the psychoanalytic situation. Psychoanal Study Child 26: 403–424.

(С) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции "Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение" 19-20 декабря 2015 года.

Еремеева Ольга Николаевна,

психолог-консультант,

Москва (Россия)

О психологических особенностях организации в семье двигательной активности ребенка старшего ясельного возраста

Старший ясельный возраст (от 1 года до 3 лет) характеризуется быстрым совершенствованием двигательных навыков ребенка, продолжающимся активным ростом. Поскольку в данном возрасте он очень подвижен и любознателен, в целях укрепления иммунитета, выносливости, развития координации движений, важно приобщить его к занятиям физической зарядкой. Как отмечает Б.А. Орлов, «режим повышенной двигательной активности с включением в физическое воспитание плавания, способствует физическому и психическому развитию дошкольников. Повышенный уровень адаптабельности ведет, в свою очередь, к снижению среди наблюдаемых детей, числа простудных заболеваний» [3, с. 5]. Кроме того, совместные занятия физической зарядкой родителей с ребенком могут существенно ускорить и оптимизировать его познавательное развитие.

Вместе с тем, данный возраст характеризуется чувствительной нервной системой, готовностью сотрудничества с взрослыми. Для ребенка референтной группой являются родители, поэтому необходимо таким образом организовать его двигательную активность в семье, чтобы вызвать интерес к физической зарядке и закрепить привычку в дальнейшем заниматься физической культурой.

В данном возрасте усвоение действий возможно на основе «пассивных движений», когда родители проделывают двигательное движение руками самого ребенка. Воспринимаясь первоначально в физической зарядке, приобретенные ребенком двигательные умения, затем совершенствуются.

При организации занятий физической зарядкой с ребенком на 1-м году жизни, необходимо учитывать тот факт, что в данном возрасте преобладает наглядно-действенное мышление, предполагающее наглядность движения. Поэтому зарядка должна быть продолжительностью 5 минут в форме веселых игр «Паровозик», «Самолетик», «Медвежонок», «Кошечка» и т.п., в которых принимают участие один или оба родителя.

Важнейшая особенность мотивации к занятиям физической зарядки - насыщенность яркими, положительными эмоциями, создаваемыми родителями. В самом начале занятий упражнений должно быть 2 или 3, а затем, по степени овладения навыками, можно увеличить их количество до 5-ти.

При организации занятий родителям следует знать, что «потребность в двигательной активности у мальчиков выражена больше, чем у девочек» [2, с.97]. Следовательно, и уровень сложности для мальчиков может быть выше.

На 2-м году жизни при проведении занятий физической зарядкой, родителю желательно комментировать действия ребенка, фиксируя в его сознании правильность выполнения двигательного движения. Для эффективности данных движений большое значение имеет также предметное содержание задачи. В данном случае можно предложить игры «Колосок», «На кого я похож?», «На зарядку становись!» и т.п., продолжительностью 10 минут. При этом игра (занятие) должна сопровождаться пояснением движения, которое делится на две части: ребенок действует, а взрослый не только показывает, но и регулирует его.

В данном возрасте двигательные движения хорошо усваиваются посредством подражания, что связано с интенсивным развитием возможностей зрительного ориентирования. Кроме того, со 2-го года начинается развитие мышления, предпосылками которого, в том числе, являются овладение ходьбой, совершенствование движений.

Наглядно-образное мышление формируется в 2,5-3 года. В данном возрасте для образования нового двигательного движения, необходим как его показ, так и повышается эффективность обучения на основе зрительной ориентировки. Таким образом, уже становится возможным включение словесных указаний при выполнении упражнений, что свидетельствует о возникновении более высоких, обобщенных форм подражания. В данном возрасте, как отмечает Д.Б. Эльконин, «при словесном инструктировании количество упражнений больше, чем при подражании» [4, с. 184].

При организации двигательной активности детей, родители должны по возможности предоставлять для занятий большее пространство для движения (что особенно важно для мальчиков). Развитию наглядно-образного мышления способствуют занятия физической зарядкой, включающие получение знаний о фигурах (например, при выполнении занятий по кругу, с использованием мяча), сторонах (например, при поворотах налево, направо).

Чтобы вызвать интерес к физической зарядке, необходимо упражнения подкреплять стихами небольшого объема, которые способны заинтересовать ребенка. Учитывая психологические особенности данного возраста, характеризующиеся тем, что в результате освоения речью, у ребенка появляются первые вопросы, направленные на установление связей между явлениями, текст данных стихов приближен к речи ребенка, которая в основе своей диалогична. Поэтому можно предложить следующие стихи: «Быстроногая лошадка», «Расскажу вам по порядку, как я делаю зарядку», «О пользе утренней пробежки», «Гусак-физкультурник».

Важными условиями воспитания силы воли ребенка старшего ясельного возраста, могут служить условия, побуждающие к преодолению трудностей. Поэтому родителям при организации занятий физической зарядкой необходимо предлагать ребенку подвижные игры, физические упражнения, основанные на продолжительном (примерно до 10 раз) повторении однообразных двигательных действий. Данные занятия способствуют приложению волевых усилий, но при этом родителям нужно предусмотреть и методы стимулирования за выполнение ребенком до конца всех движений.

Данный возрастной период характеризуется лабильностью эмоциональной сферы ребенка, т.е. его эмоции и формирующиеся в это время чувства, еще не зафиксированы, и, следовательно, могут быть меняться, что является важным для формирования представления о себе. «Первая самооценка детей в это время является на самом деле интериоризованной оценкой взрослого. Поэтому постоянные замечания, игнорирование пусть даже не всегда успешных попыток детей сделать что-то самостоятельно, недооценка их стараний могут привести уже в этом возрасте к неуверенности в себе, снижению притязаний на успех в осуществляемой деятельности» [1, с. 35].

Из этого следует, что родители, давая положительное подкрепление в виде одобрения, похвалы за выполнение двигательного движения, способствуют общему психическому развитию ребенка. Однако хвалить его нужно за реальные достижения, т.к. ребенок оценивает свое «я» с учетом тех усилий, которые он приложил для достижения поставленной цели. Результатом позитивного подкрепления станет развитие самооценки и формирование таких личностных качеств, как активность, выносливость, дисциплинированность, ловкость, трудолюбие.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что организация родителями двигательной активности ребенка в возрасте старшего ясельного возраста, построенная с учетом психологических особенностей, улучшает состояние нервной системы, нормализует общее поведение и настроение ребенка, способствует развитию у детей чувства ритма, мышечной свободы, выразительности движений. Через двигательную деятельность ребенок познает мир, развиваются его психические процессы, воля, самостоятельность.

Список литературы:

1) Детская практическая психология. / Под ред. Т.Д. Марцинковской. М.: Гардарики, 2000.

2) Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 2007.

3) Орлов Б.А. Физиологическая характеристика организма дошкольника с повышенным режимом двигательной активности: Автореф. дис… к. биол. н. Ярославль, 2002.

4) Эльконин Д.Б. Детская психология. 4-е изд. М.: Академия, 2007.

(С) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции "Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение" 19-20 декабря 2015 года.

 Фланаган Ольга,

косметолог-стилист,

Вашингтон (США)

О социально-психологических детерминантах стремления женщин к изменению внешности

Начало ХХI века в России, как и во всем мире, охарактеризовалось всплеском пластических операций, совершаемых женщинами. К самым популярным относятся операции, связанные с лицом и увеличением груди. В целом, по результатам психологических исследований, «юноши в целом были больше удовлетворены своей внешностью, чем девушки» [1].

Идеалы каждой эпохи включают свои каноны красоты, которым стремится подражать ряд женщин. У каждого при этом своего идеала, но учитывая российский и мировой рейтинг идеальных красавиц, можно выделить следующие эталоны, которым пытаются следовать: Паулина Андреева, Кендалл Дженнер (расположение глаз, близкое к идеалу), Вера Брежнева, Эмбер Херд (идеальная форма носа), Аня Чиповская, Анджелина Джоли (идеальные губы), Анна Семенович, Дрю Бэрримор (большой бюст). 

Рассмотрим социально-психологические детерминанты явления стремления женщин к изменению своей внешности, подражанию, размыванию «образа Я». В качестве социальных детерминант можно выделить изменчивость доверия к правительству, отсутствие ясных политико-экономических программ, зыбкость баланса между заработной платой и уровнем цен, наличие межэтнических конфликтов и др. Нестабильная социальная ситуация в стране запускает формы психологических защит у женщин, имеющих расстройства мышления и восприятия. Данные психические состояния носят латентный характер, которые запускаются в неблагоприятных условиях. Как следствие, мозг теряет способность к адекватной оценке реальности. И тогда становятся актуальными психологические детерминанты стремления женщин к изменению внешности. Остановимся на них более подробно.

Как отмечают психологи, в большинстве случаев причина психическая травма, полученная в раннем детстве. При этом негативные факторы могут не проявляться на протяжении долгих лет, до возникновения «пускового механизма», которым может служить стрессогенный фактор (уход из семьи мужа или взрослых детей, уход с работы в связи с наступлением пенсионного возраста и т.п.).

Согласно мнению основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, причина заключается не столько в самой психической травме, полученной в раннем детстве, сколько «в патогенных воспоминаниях о ней, остающихся бессознательными… Невроз следовало бы уподобить травматическому заболеванию, а его возникновение объяснить неспособностью справиться со слишком сильным аффективным переживанием» [5]. Таким образом, психическая травма, полученная женщиной в раннем детстве, оставаясь на бессознательном уровне, вызывает у нее тяжелые переживания, вызванные стрессогенными факторами в ее жизни, в том числе, и предельными накоплениями возбуждений, с которыми у нее не получает справиться или которые частично преодолеваются посредством бессознательных механизмов защиты, ведущих к образованию невротических симптомов.

В качестве примера можно привести пример из своей практики. Так, за психологической помощью по проблеме невозможности построения гармоничных отношений с мужчинами обратилась Светлана (44 года). По ее мнению, всем мужчинам от нее нужны только ее деньги и бизнес, а она сама их не интересует. Причину такого отношения она видела в 1-м размере груди (что вполне соответствует ее 44 размеру одежды), считала, что если у нее будет грудь 4-5 размера, то мужчины изменят к ней свое отношение и она сможет ими манипулировать.

В ходе психологического консультирования было выявлено, что отец бросил семью, когда ей исполнилось 4 года, отношения с дочерью не поддерживал. Мать постоянно упрекала Светлану в том, что испортила ей жизнь после того, как родилась, регулярно повторяла фразы: «Ты ему не нужна», «На этом свете ты никому не нужна», «Если заболеешь, то вообще никому не нужна». В 13 лет у нее возникала мысль сброситься с 8 этажа.

Постоянно сравнивая себя с другими женщинами, приходила к выводу, что она уступает во внешности, успехах, окружающих ее мужчинах и т.п. В большей степени завидовала женщинам с большим бюстом.

По ее воспоминаниям, на протяжении всей жизни она старается быть лучше, хочет всем нравиться. Для этого она тщательно следит за своим внешним видом, придерживается строгой диеты, в чрезмерно больших количествах использует косметику и туалетную воду, одевается в молодежных стилях - «секси», «клубный», «гламур». При диалоге после каждой сказанной фразы, спрашивает, заглядывая в глаза: «Правильно?».

Как видно из примера, стараясь компенсировать те психологические комплексы неполноценности, которые были сформированы у Светланы с детства, она создала свои определенные паттерны поведения. Учитывая, что возраст приближается к периоду, определяемому в психологии, как «кризис середины жизни», данные паттерны являются для нее опасными и даже разрушительными.

При дальнейших воспоминаниях Светланы обнаружилось, что воспоминания на самом деле тесно связаны между собой и ведут к объяснению ее поведения в настоящем. В процессе психологического консультирования у Светланы было сформировано представление о психической травме, полученной в раннем детстве, как источнике и причине возникновения желания провести пластическую операцию по изменению размера груди.

После выявления причин, которые послужили пусковым механизмом для стремления к изменению внешности, для Светланы был разработан психологическая программа, которая включала в себя три этапа.

На первом этапе с использованием приемов гештальт-терапии, телесно-ориентированных техник самокоррекции, техник NLP происходила коррекция физического и биологического уровня «образа Я».

Второй этап включал выработку позитивного отношения к себе с помощью приемов дифференциальной психотерапии. «Основная задача коррекции психологического уровня «Я» – развитие качеств, обеспечивающих адекватную самореализацию личности в межличностных взаимоотношениях» [4].

Например, был предложен комплекс упражнений, которые она должна была выполнять каждый день. Чтобы освободиться от навязчивой мысли изменению внешности, было предложено:

1. Вернуться к адекватному восприятию самой себя, к простоте любимых предметов, позаботиться о себе, привести в порядок свои вещи, уладить повседневные деловые вопросы, стараясь во что бы то ни стало извлечь максимальную пользу из имеющихся возможностей.

2. Избегать «пустых» разговоров по телефону, выслушивания подруг о их проблемах, т.к. сочувствие чужим несчастьям возрождает неосознаваемые внутренние противоречия.

3. Быть внимательной к подбору телепередач, т.к. содержащаяся в них информация способна перезапускать негативные архетипы психики» [3].

На третьем этапе происходило развитие навыков коррекции социального «Я» на основе анализа иерархии жизненных целей и окружающего культурного контекста. При разработке программы мы использовали фразы для самоубеждения, предлагаемые Дж.М. Береж по настройке на позитив: «Я радуюсь каждому дню своей жизни. Я настроена позитивно. Я здорова и счастлива. Я питаюсь правильно. Я осознаю свою цель и с удовольствием делаю все для ее достижения. Я отказываюсь от всего, что вредит моему здоровью. Я свободна в своем выборе. Я стройная и гибкая» [2].

Результатом психологического консультирования Светланы выступила гармонизация внутреннего психологического состояния, улучшение сна, повышение уверенности в себе, своих возможностях, а также отказ от предполагаемо операции по увеличению груди.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить следующее. Социально-психологическими детерминантами стремления женщин к изменению внешности выступает фрустрация основных потребностей (физиологических, в безопасности), вызванных нестабильной экономико-политической ситуацией в стране, запускающих у женщин, имеющих расстройства мышления и восприятия, формы психологических защит. Психодиагностика и комплекс индивидуальной психологической программы может помочь женщине в преодолении негативных психических состояний, вызванных психической травмой, полученной в раннем детстве и вызвавших психологические защиты.

Список литературы:

1) Артемьева Г. Наблюдай как мужчина, выгляди как женщина. М.: АСТ, 2011.

2) Береж Дж.М. Сексуальные типы: поиск идеального любовника. Ростов н/Д: Феникс, 2003.

3) Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб.:Питер, 2007.

4) Менегетти А. Женщина третьего тысячелетия. М.: ННБФ Онтопсихология, 2001.

5) Фрейд З. Введение в психоанализ. СПб.: Питер, 2007.

(С) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции "Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение" 19-20 декабря 2015 года.

Крестьянинова Ксения Сергеевна, психолог-консультант,

исполнительный директор Союза ПКП,

Москва (Россия)

Демин Владимир Владимирович,

Днепропетровск (Украина)

О коррекции агрессивного поведения детей среднего дошкольного возраста

Средний дошкольный возраст приходится на возраст от четырех до пяти лет. Данный период характеризуется «вторжением в пространство посредством энергичных перемещений, в другие тела посредством физического нападения, в уши и души других людей посредством агрессивных звуков, в неизвестное посредством снедающего любопытства, на одном полюсе своих поведенческих реакций, тогда   как   на   другом он восприимчив к окружающему, готов устанавливать нежные и заботливые отношения со сверстниками и маленькими детьми» [2, с. 28]. Какая реакция у ребенка закрепится в дальнейшем - зависит от окружающих ребенка условий. Рассмотрим на примерах из практики причины и коррекцию агрессивного поведения ребенка среднего дошкольного возраста. 

За психологической помощью с запросом о коррекции агрессивного поведения сына Прохора, 4 года 11 месяцев, обратилась 33-х летняя Зинаида. Виды проявления агрессии: склонность к раздражению (проявляется в грубости, оскорблениях в адрес сверстников, как правило, девочек), косвенная агрессия (громкое хлопанье дверьми, ломание игрушек, переворачивание и размазывание по столу еды дома и в ДОУ), вербальная агрессия (передразнивание мамы, бабушки, воспитателей в ДОУ, оскорбление девочек, в фрустрирующих ситуациях, визг). В рисунках присутствуют признаки агрессии: любит рисовать бегемота с острыми зубами, медведя с подчеркиванием когтей на лапах, которые расположены ближе к верхнему краю листа крупных размеров.

В ходе беседы с Зинаидой было выявлено, что она с мужем в разводе, Прохор воспитывается в неполной семье - мама и бабушка. Отец, проживая в другом городе, участия в воспитании сына не принимает. Прохор - точная копия своего отца как внешне, так и привычкой морщить лоб, если чем-либо недоволен. Зинаида, испытывая обиду на бывшего мужа, постоянно называет сына «Валеркино отродье». При этом она понимает, что так говорить нельзя, но не может сдержать эмоции. Большинство времени с Прохором проводит бабушка - приводит и забирает его из ДОУ, гуляет с ним, читает перед сном книжки. Поскольку мама почти все свое время проводит на работе, практически самоустранилась от воспитания сына.

Психологическое консультирование касалось следующих вопросов:

  1. С Зинаидой - проработка обиды по отношению к бывшему мужу; выяснение и устранение причин возникновения психической аддикции «трудоголизм»; совместное составление режима дня, в который было включено время взаимодействия с сыном - забирать сына из ДОУ, прогулка с ним и просмотр советских мультфильмов «Гуси-лебеди», «Снеговик-почтовик», «Цыпленок и утенок», «Котенок по имени Гав», «Приключения Кротишки», «Паровозик из Ромашкова» с обсуждением конструктивных форм разрешения конфликтов. Обсуждена важность формы обращения к сыну. Даны рекомендации по способам снижения раздражительности. В ситуациях, когда Прохор начинает передразнивать, разъяснено, что ни в коем случае нельзя тоже переходить на крик, делать замечание твердо и спокойно короткими фразами, демонстрировать свою обиду и огорчение. Объяснена важность общения с отцом. В связи с этим были обсуждены возможности привлечения отца к воспитанию сына.
  2. С бабушкой - разъяснена первостепенная роль родителей в воспитании сына, чтобы она в большей степени давала возможность дочери принимать активное участие в воспитании сына. Поскольку в процессе тестирования было выявлено, что выбранный стиль воспитания бабушки по отношению к внуку «кумир семьи» [3, с. 118], были разъяснены последствия такого воспитания и разработаны рекомендации по воспитанию Прохора. Предложены формы развития у внука представлений о добре и зле, справедливости, нормах и правилах поведения. Поскольку Прохор не знал своего дедушку, рекомендован совместный просмотр фотографий, где запечатлены молодые бабушка с дедушкой, рассказ позитивных и веселых историй, связанных с дедушкой.
  3. С Прохором – проведена работа по обучению отреагирования на фрустирующую ситуацию приемлемым способом (перенос гнева на безопасные предметы). Использованы техники арт-терапии (прорисовка, лепка гнева), перенос гнева на безопасные предметы, проведены ролевые игры по проигрыванию конфликтной ситуации и способам выхода из нее и др.

Следующий пример. За психологической помощью обратилась 27-и летняя Полина. Причина обращения - неадекватное (по оценке мамы) поведение дочери Валерии, 4 года 6 месяцев. Валерия обидчива, ругается матом, проявляет враждебность по отношению к сверстникам, как правило, девочкам, объясняя свое поведение фразами: «Катя дерется», «Инна ябеда», «Галя чавкает, когда ест» и т.п. В последние три месяца стала заявлять, чтобы ей купили одежду для мальчиков, т.к. она мальчик, а не девочка.

Семья полная - мама и папа. Ребенок желанный, но причину выбора имени Полина объяснила тем, что ждали мальчика, хотели назвать Валерой. Дома папа и мама называют ее Валеркой. В процессе консультирования было выявлено, что в случае ее проступков, папа постоянно повторяет: «Валерка, если бы ты была мальчиком, то тебе бы это простилось, а ты девочка». На беседу были вызваны папа и мама, было разъяснено, что данный метод воспитания называется «парадоксальная коммуникация», которая «лежит в основе двойного принуждения» [1, с. 98].

Речевая агрессия, как выяснилось, носит оборонительный характер, и Валерия импульсивно выплескивает в обидных словах свое неудовольствие. В ДОУ есть мальчик, которого зовут Валера, и девочку дразнят, что они два брата. Навешивание ярлыков на девочек-сверстниц носит форму психологической защиты «проекции», в результате «которой внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне» [4, с. 174].

Психологическое консультирование касалось следующих вопросов:

  1. С папой проведена беседа на тему взаи­мосвязи невротических нарушений. Даны рекомендации в плане выработки единых требований с женой и правил воспитания. Разъяснено, как необходимо реагировать на бранные слова. Предложено контролировать свои желания в выра­жении недовольства. Поскольку у Валерии были выявлены мышечные зажимы и напряжение, играть с ней в подвижные игры, которые желательно заканчивать релаксационными упражнениями. Разъяснено о необходимости подчеркивать о том, что Валерия - хорошая девочка, и по­ощрять все хорошее в ее поведении. Обучение высказываниям «Я-сообщений» вместо «Ты-сообщений». Разъяснение приемов регуляции собственного психического равновесия.
  2. Маме разъяснена важность отно­шений матери и дочери, что недостаток эмоционального тепла со стороны родителей порождает душевный конфликт у ребенка. Рассказывать о своем детстве, о своих победах и поражениях, в каких трудных ситуациях оказывалась, когда была маленькой и как с ними справлялась, что переживала. Формулировать прямое порицание бранных слов в корректной форме. Предложено искать и отмечать у Валерии достижения, положительные мо­менты в поведении. Проявлять чувствительность к тому, что беспокоит и волнует дочь.
  3. С Валерией проведены игры на сотрудничество и соперничество, упражнения по умению договариваться при воз­никновении конфликтных ситуаций со сверстниками. Проведено упражнение «Копилка хороших поступков». Проведены техники арт-терапии - рисование, лепка эмоций. Развитие позитивной самооценки.

Итак, в случае проявления различных форм агрессивного поведения, консультация психолога помогает разобраться в причинах деструкции и создать условия по регулированию поведения ребенка. Важность данного положения определяется тем фактом, что в среднем дошкольном возрасте у детей происходит переход от стихийной нравственности к сознательной, складываются этические нормы, содержащие обобщенное представление об одобряемом в обществе поведении. Закрепленная привычка в дальнейшем становится чертой характера.

Список литературы:

1) Вацлавик П., Бивин Д., Джексон Д. Прагматика человеческих коммуникаций (Изучение паттернов, патологий и парадоксов взаимодействия). М.: Наука, 2000.

2) Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. М.: Рос. пед. агентство, 1996.

3) Психология семьи / Сост. Н.В. Гребенникова, Е.В. Гурова, Е.И. За-
харова и др. М.: Академия, 2014.

4) Хок Р. 40 исследований, которые потрясли психологию. СПб.: Прайм-Еврознак, 2006.

(С) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции "Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение" 19-20 декабря 2015 года.